Неверное использование «анти-колониализма» в российском политическом дискурсе. Взгляд из Швеции

Буквально перед самым государственным переворотом на Украине, шведский Институт международных отношений выпустил сборник статей проведенной им конференции «Домашние корни российской внешней политики. Переосмысливая стратегию». Вот о некоторых статьях из этого сборника и хотелось бы поговорить. В первую очередь, о статье Е.Намли об использовании и рамках понятия «анти-колониализм» в российском политическом дискурсе.

В статье сразу же говорится о том, что такие темы, как «национальная независимость» и «анти-колониальное сопротивление», которые, как считает автор статьи, являются одними из ключевых для понимания российских внешнеполитических заявлений, имеют важное значение для понимания российской концепции «анти-колониализма». Намли акцентирует внимание на сложности понимания «анти-колониализма» в современных условиях, говоря о том, что он часто прикрывает «анти-глобализм» — «по-моему разумению, это укладывается в более общую парадигму сопротивления колониальным трендам глобализованного мира».

Изменения действий на внешней арене увязываются с внутриполитическими изменениями, а отказ от тесного сотрудничества с Западом связывается с быстрым подъёмом и спецификой политической оппозицией внутри России (прим. имеется ввиду противостояние между режимом и участниками «болотной», но в первую очередь – противостояние между либералами и консерваторами). Авто призывает более серьёзно отнестись к анти-западной и анти-колониальной риторике России, считая её укорененной в ценностном подходе, который, хотя бы частично, разделяется властной верхушкой.

Анти-западный сдвиг автор статьи иллюстрирует выдержками из «Концепции внешней политики» России, которая была утверждена президентом в феврале 2013 года. В §6 прямо читаем:

Продолжают сокращаться возможности исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике. Происходит рассредоточение мирового потенциала силы и развития, его смещение на Восток, в первую очередь в Азиатско-Тихоокеанский регион. Выход на авансцену мировой политики и экономики новых игроков на фоне стремления западных государств сохранить свои привычные позиции сопряжен с усилением глобальной конкуренции, что проявляется в нарастании нестабильности в международных отношениях.

В дополнение к предыдущему, автор ссылается ещё и на §9:

На современном этапе традиционные военно-политические союзы не могут обеспечить противодействие всему спектру современных вызовов и угроз… На смену блоковым подходам к решению международных проблем приходит сетевая дипломатия…в целях эффективного поиска решений общих задач.

Вывод делается следующий: для нынешнего руководства РФ, существующие альянсы видятся как нарушающие принцип взаимного учета интересов участвующих сторон. Более внимательный взгляд на документ, с учетом имеющих высказываний президента и главы МИД, говорит о склонности видеть западный подход, как «нормативно сомнительный и прагматически неэффективный». Отдельную озабоченность вызывают постоянные попытки вмешательства во внутренние дела иностранных государств, что иллюстрируется примером Сирии. Вмешательства в дела которой, как заявил глава МИД РФ, привело к «радикализации конфликта».

Интервью Лаврова, которое упоминается в статье, даёт намек на то, как можно рассматривать связь между «правами человека» и внешней политикой (за основу взята Концепция) с точки зрения российского руководства. В концепции прямо говорится о том, что есть и «русский взгляд» на эти права (отдельный момент, см. ст.39 «д» – «ж» и «л»), а также есть обвинения Запада в использовании двойных стандартов. Автор говорит о том, что целый ряд выражений Концепции согласуется с критикой доминирования современного Запада со стороны ряда стран, продвигавших свои понятия «универсальных ценностей» (от азиатских и до исламских).

Кроме этого, автор обращает внимание на некоторые принятые РФ законы («закон об иностранных агентах», к примеру), на постоянную анти-западную и анти-натовскую риторику, исходящую из российских политических кругов.

В тоже время, в статье говорится о рациональности такого рода сантиментов: расширение НАТО на Восток, действия ЕС и США, рассматриваемые как вмешательство в дела РФ, разочарование в провалившихся переговорах, например, о безвизовом режиме въезда в страны ЕС и многое другое.

Кроме этого, есть и внутренние причины. Подъём политической оппозиции Путину поставил под вопрос статус режима, как «прагматического и представляющего все население России». Не смотря на то, что построение «сильного государства остается крайне важным, своё абсолютное политическое значение», это положение утратило. Многие стали видеть слабость в «безпартийном представительстве», общество поляризовалось. По мнению автора, консолидированная «несистемная оппозиция» могла в дальнейшем бросить вызов этой концепции и даже увлечь на этот путь уже оппозицию системную. Это уже заставляло действовать власти и президента, которые считали это всё попытками нанести удар по государственным интересам со стороны Запада. Укрепляющиеся связи между РФ и РПЦ говорит о попытках найти дополнительные источники легитимности, чтобы «девальвировать политическую оппозицию в России, как прозападную и, следовательно, анти-российскую».

Не смотря на двусмысленность, даже манипулятивность российской риторики, в статье вспоминается и резкое ослабление России в 90-е годы, чтобы было выгодно Западу, и примеры двойственного использования именно Западом таких понятий как права человека, либерализм и демократия. Противоречия тут вызревают на том, что необходимо найти путь между адекватным реагированием на внутреннюю критику и критикой колониальных устремлений со стороны либерального Запада.

В качестве примера, автор рассматривает «гомосексуальную компанию», которая служила мобилизации сторонников власти. В тот момент, российское руководство взяло себе в союзники РПЦ и ряд других конфессий, дабы отстаивать своё право определять суть того, чем являются «нелиберальные практики защиты прав человека» (прим. имеется ввиду определение гомосексуализма, как чуждого российским традициям). По мнению автора, даже если мы не согласны с этими определениями, которые используют не только в РФ, мы не должны их сразу же отбрасывать. Нужен диалог.

По её мнению это подтверждает поведение ряда участников российского гей-движения, которые отказались встречаться с президентом США, заявив, что у них есть своё видение того, как должно двигаться «российское гей-движение». Другие же прямо писали президенту, что «военное вторжение в Сирию – не лучший путь быть ответственным за весь мир». В определенной степени, такая дилемма стоит между всеми российскими НПО – учет местных особенностей или ориентация на внешние силы. По мнению автора, первое ведет к большей демократичности самих НПО.

Российский случай подводит эмпирическую базу, под теоретические рассуждения о столкновениях либеральных и традиционных (консервативных) ценностей. Автор солидаризируется здесь с Джанни Ваттимо (прим. итальянский либеральный теолог), который говорил о «репрессивности Западного модерна» в силу того, что именно свои основания он выводит из-под обсуждения, считая их аксиоматическими (прим. иными словами – преобразования должны вестись именно по его образу и подобию).

К примеру, чего стоит отказ Швеции он запрета расистских организаций из-за жесткой приверженности «свободе слова и высказываний». С этой точки зрения, как говорит автор, глава российского МИДа прав, говоря о необходимости интерпретации прав человека, исходя из национальных особенностей.

Следует ли из этого, что надо допускать нарушения прав человека? Нет, это неверный выбор либо из морального релятивизма, либо из единственно верной интерпретации (либеральной). Необходимо «слушать и налаживать диалог» и тут, на помощь автору, приходит Хабермас. С его точки зрения, необходима адаптивная стратегия «саморефлексирующего преодоления жесткого и эксклюзивного секуляристского самопонимания современности». Последнее означает, что участники диалога должны «перевести» на язык своей рациональности позиции других участников. «Только тогда становится возможным поддерживать конструктивный диалог и находить эффективные решения».

Тут важно отметить, что единая позиция не подразумевается, более того, единственно что подразумевается, это противодействие насилию и поддержание «демократически устойчивой политики».

Характерно, что впервые Хабермас задумался об этом в СССР, куда он приехал во время «перестройки» и где столкнулся с тем, что демократия – оказывается борьба с теми, кто не достаточный демократ, с точки зрения «демократов». Его фраза оказалась широко известной: «демократия не равна власти демократов». Автор считает, что именно такое вот неявно подразумеваемое более всего повредило «правам человека» на международной арене. По мнению автора, надо признать за другими права на освобождение своим собственным путем.

Говоря о России, автор считает важным вовлекать простых людей в массовые политические инициативы, которые выходят за рамки простой неудовлетворенности политической деятельности властей. Сознательной российской интеллигенции, по мнению автора, пора бы уж отойти от высокомерного презрения по отношению к тем, среди кого она живет и кого думает освободить. Тем более, что любые массовые инициативы вовлекают в движение различных людей, что только требует от участников взаимного уважения и терпения друг к другу.

Поводя итог своей статье, автор говорит о том, что понимать российскую политику нужно, принимая во внимание её «нормативные особенности». Часть из которых, прямо лежит в современном глобализованном мире. Чтобы их оценивать, надо отделять манипулятивную анти-западную риторику от действительного беспокойства в отношении проводимой Западом внешней политики – доминирования и подчинения своим интересам. Ровно тоже самое относится к Западу и прозападным российским силам, которые должны осознать всю сложность современного глобального мира. Эта сложность увязывает как колониальное наследие Запада, так и успех прав человека и демократического проекта (прим. имеется ввиду буржуазная демократия).

Время и человеческая история показывает, как считает автор, что освободительные проекты, навязанные против воли народа, приводят только к большой крови и катастрофе.

«Сопротивление искушению использовать любые силы при продвижении норм одного, оправданно считающего их универсальными, это старый, но до сих пор самый надежный способ содействовать устойчивому развитию другого».

Остается только добавить, что автор оказался прав в отношении части российской интеллигенции, что очень ясно засвидетельствовал украинский кризис. Он же отлично показал, что альтернативной «слушать» в буржуазной демократии, будет «убивать».

Актуальными оказались и советы по вовлечению масс в политику и необходимости слушать противоположную сторону, если вы конечно же не собираетесь проводить силовую политику. Увы, автор не обратила внимания на то, что одна из сторон часто поставлена в более привелигированное положение, а уже из-за этого не желает слушать оппонента.

Что касается «анти-колониализма» российских властей, то он оказался больше направленным на то, чтобы добиться для себя более выгодного положения на внешней арене и сплотить граждан страны «вокруг флага».

При всей обоснованности чувств недоверия перед Западом у российского общества, именно российские власти демонстрировали превосходнейшую готовность в любой момент договориться и привлечь иностранный, в первую очередь западный капитал в экономику страны, что формально только усиливает «колониальные устремления» пресловутого Запада. Искренняя анти-западная, анти-натовская, анти-колониальная риторика оказалась более характерной для масс, чем для верхушки. Для масс же оказались более характерны и условно «традиционные» представления.

Что касается внешней политики вообще — как показала современная история, противоборствующие стороны хорошо «слышат» военную силу и денежные пачки.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s