Русские в независимой Украине: социальное самочувствие и перспективы / Часть 5

  1. ПЕРСПЕКТИВЫ РУССКИХ В ВОСТОЧНОЙ УКРАИНЕ

Окончание первой части , второй части, третьей части и четвертой части статьи, где говорилось о самочувствии и положении русских независимой Украины.

6.1 Представление о будущем национальных отношений

Конечно их волнует будущее. Это волнение усиливается в пере­ломные моменты истории стран у всех их жителей. Тем более, что в Украине этот переломный момент связан с возрождением не только украинской государственности, ликвидированной 350 лет то­му назад, но и с возрождением украинской национальной культуры.

Это возрождение происходит, прямо скажем, далеко не лучшими путями. Чтобы возродить государство не нашли лучшего способа, чем уничтожить Советский Союз, экономика которого закладыва­лась с таким расчетом, чтобы ни одна республика не могла нормаль­но жить без сотрудничества с другими. Попытки возродить украин­скую культуру и, в частности, язык предпринимаются за счет ущемле­ния русской культуры, сужения сферы применения русского языка. Но, как верно отмечают исследователи этих процессов в Украине, «такая политика угрожает целостности… общества» [6, с. 23].

Естественно, что многие русские в Украине задаются вопросом о том, как пойдет процесс дальше. Ибо трудно предположить, что огра­ничения в использовании русского языка и русской культуры не на­ложат своего отпечатка на социальное самочувствие русского этноса и характер межнациональных отношений. Современные тенденции дают хотя и слабые, но оптимистические надежды. Однако русские респонденты весьма осторожно высказывались на этот счет. Всего 20% из них считало, что национальные отношения в Украине в буду­щем изменятся к лучшему, 17% — придерживались противоположно­го мнения. Почти столько же (16%) думали, что никаких изменений не произойдет. Но больше всего таких, кто затруднился ответить на этот вопрос (47%).

Несмотря на то, что пессимистов не так уж много, интересно уз­нать на чем они основывали свои ожидания ухудшения националь­ных отношений. Наибольшая их доля — 17% — объясняло свою пози­цию предположением, что к власти в Украине могут прийти ради­кальные националисты. Эту точку зрения необходимо прокоммен­тировать.

Дело в том, что в существовавших условиях радикальные нацио­налисты не имели для победы на выборах серьезной социальной ба­зы. Их, как правило, поддерживала тонкая даже не прослойка, а пле­ночка элитной интеллигенции (некоторые писатели, деятели культу­ры, ученые-гуманитарии и пр.) и студенческой молодежи. Радикаль­ные националисты поставили своей задачей внедриться в офицер­ский состав армии. Процесс этот был начат с Главного социально­психологического управления Министерства обороны, начальник которого в то время генерал Мулява (он же, кстати, выборный гетман Украины, сменивший на этом посту лидера РУХа В.Черновола) не скрывал своей биологической ненависти ко всему русскому. Если на­ционалистам удалось бы закрепиться в этом управлении, которое выполняет функции бывшего ГлавПУРа, то армия оказалась бы у них в руках, а одновременно возникла и возможность их прихода к вла­сти путем военного переворота.

Но радикальные националисты были разобщены на мелкие груп­пировки, не могли договориться об объединении их в единую орга­низацию. Они уделяли большое внимание военной тренировке сво­их боевых отрядов, посылали их на помощь чеченским боевикам и в другие горячие точки СНГ (в частности они принимали активное участие в составе абхазских войск в войне с Грузией и пр.). Здесь они закаляются и ждут своего часа. Если они его дождутся, то не только русские, но и некоторые другие национальности почувствуют себя в Украине неуютно. Однако вариант переворота — маловероятен. Де­мократическим же путем радикалы к власти прийти не смогут по крайней мере в ближайшие десятилетия.

Не может стать причиной ухудшения национальных отношений и дальнейшее снижение уровня жизни населения, как считают 14% респондентов. Вернее эта причина не может испортить отношений между двумя этносами — русскими и украинцами. Не может прежде всего потому, что сознание обоих отражает равенство условий и уровня жизни в течение столетий. Это верно, по крайней мере, для восточного региона. Украинцы не станут искать в живущих рядом с ними этнических русских виновников ухудшения жизни. Даже в том случае, если они будут обвинять в этом Россию. Русские России — это «они», русские Украины — «одни из нас». Но следует подчеркнуть, что такой подход отражает только отношения украинцев и русских. Он не применим в анализе отношений украинцев с какими-либо другими этносами, например, с евреями или национальностями Кавказа и Средней Азии.

По мнению некоторых респондентов положение русских в Украине осложнится в результате ухудшения отношений Украины с Россией (9%). Негативное влияние на это может оказать проблема Крыма (8%).

Кстати о Крыме. Только 21% опрошенных поддерживало идею объединения Крыма с Россией. За то, чтобы Крым остался в составе Украины выступали 40% респондентов, безразличие к этому вопросу высказали 12%. 4% считали, что Крым должен стать самостоятельным государством, а 23% не имели мнения по этому вопросу. Следует за­метить, что идея передачи Крыма под юрисдикцию России в Украине популярности не имела ни среди украинцев, ни среди представите­лей других национальностей, в том числе и русских. Если, конечно, не считать части русского населения самого Крыма.

6.2. Политическое будущее Украины и отношения с Россией

Нельзя говорить о политическом будущем Украины, не оглянув­шись на путь, пройденный ею за 1991-1995 годы. Нужно дать себе отчет в том, что социологическое исследование, подобное на­шему, представляет собой более или менее добросовестный съем и анализ информации о состоянии общественного мнения в опреде­ленный момент. Но общественное мнение, во-первых, всегда отра­жает ситуацию, которой уже нет. Во-вторых, оно может давать нам искаженную картину действительности. Это особенно касается тех случаев, когда оно отражает политическую ситуацию в обществе, ибо все зависит от того, из каких источников черпают информа­цию люди, насколько адекватно они ее понимают и как влияет на их оценки соотношение правильно или неправильно понятой дей­ствительности и возможности реализовать осознанные личные интересы.

Мы не собираемся здесь перечислять и анализировать все собы­тия этих лет в Украине — это задача отдельного самостоятельного ис­следования. Однако некоторые штрихи в описание реальной ситуа­ции для ее правильного понимания, необходимо дать.

В украинском обществе сложилось шаткое равновесие. Во-пер­вых, ни сторонники коммунистической идеи и восстановления СССР, ни сознательные и активные носители государственности Ук­раины и рыночных реформ не могли решительно склонить на свою сторону чаши весов, хотя стремились к этому и те, и другие. Во-вто­рых, что главное, ни одна из этих сторон не имеет конструктивной идеи, которая в тяжелейших экономических условиях стала бы ре­шающей либо для отката к старому, либо для рывка в новое. Центри­стские силы в этой ситуации избрали тактику выжидания.

Преобладающее большинство населения, замученное кризисом, политически и духовно пассивно. Оно окончательно разочаровалось и в законодательной, и в исполнительной власти, никому не верит. Достаточно сказать, что в половине избирательных округов Харькова выборы депутатов Верховного Совета 1994 года объявлялись несостоявшимися по 5-6 раз вследствие неявки нужной численности из­бирателей, а несколько округов так и остались без депутатов, ибо все средства на выборы были израсходованы безрезультатно.

Именно в этой обстановке общественного болота и может заро­диться та энергичная сила, которая решит судьбу Украины. В качест­ве этой силы может появиться выдвиженец одного или другого лаге­ря, но это может быть и совершенно неожиданная фигура, пешка, прорвавшаяся в ферзи, устраивающая огромную люмпенизированную массу и прокладывающая дорогу тоталитаризму. Народ безмолв­ствует как при Борисе Годунове. Он чего то ждет. Пока.

Однако главная опасность для демократии в Украине заключалась в том, что в обществе не было не только центральной конструктив­ной идеи относительно его движения к цели, но не было и четко сформулированной конечной цели (кроме общего пожелания по­строить богатое демократическое общество). Не было и конкретной программы действий. А волшебный «сезам» без этого двери в цивили­зованный капитализм не откроет. Неопределенность и шатания, ко­торые в свое время погубили Горбачева и СССР, были свойственны состоянию украинского общества. Политика в Украине превратилась в интриги дворцовых группировок при лидерах законодательной и исполнительной ветвей власти и в частное дело политиков, которые ищут себе поддержку среди бизнесменов, политических партий, стач­комов, национально ориентированных слоев населения.

Естественно, если четкого представления о политическом движе­нии общества нет у политиков, то откуда оно появится у рядовых гра­ждан? Об этом и свидетельствует разброс мнений в табл. 10. Данные таблицы не дают возможности говорить о существовании общих преимущественных представлений русских о наиболее благоприят­ных путях развития Украины. Не очень ясно чего хотят респонденты, но зато есть полная ясность относительно того, чего они не хотят. Совершенно не пользуется популярностью ориентация на преимущественное сотрудничество с западными странами, очень слаба под­держка преимущественной ориентации на Россию (что несколько неожиданно).

Таблица 10

Представления о наиболее благоприятном политическом развитии Украины в некоторых группах респондентов (% по строке)

Группы Благоприятные пути развития’
респондентов 1 2 3 4 5 6
ПО ОБРАЗОВАНИЮ:
Неокончен. среднее 12,5 12,5 12,5 50,0 12,5 0
Среднее 23,3 39,8 7,8 26,2 2,9 0
Высшее 25,6 34,9 11,6 23,3 0 4,7
Всего: чел. № = 382 37 128 41 108 6 12
% = 100 22,8 33,5 10,7 28,3 1,6 3,1
ПО СОЦ. ПОЛОЖЕНИЮ:
Предприниматели 20,0 40,0 20,0 20,0 0 0
Руководители 20,0 20,0 0 50,0 0 10,0
Специалисты-техники 30,8 42,3 3,8 23,1 0 0
Специалисты-гуманитарии 33,3 22,2 11,1 22,2 0 11,1
Служащие неспециалисты 50,0 0 25,0 25,0 0 0
Квалифициров. рабочие 5,0 40,0 15,0 30,0 5,0 5,0
Неквалифицир. рабочие 0 80,0 20,0 0 0 0
Учащиеся 20,3 54,2 5,1 20,3 0 0
Всего: чел. № = 314 72 119 30 78 6 9
% = 100 22,9 37,9 9,6 24,8 1,9 2,9
  • Расшифровка благоприятных путей развития:
  1. Самостоятельное государство, независимо выбирающее себе партнеров.
  2. Самостоятельное государство, связанное прежде всего со странами СНГ.
  3. Самостоятельное государство, связанное прежде всего с Россией.
  4. Государство, объединенное с Россией.
  5. Самостоятельное государство, связанное прежде всего со странами Запада.
  6. Другие мнения.

Можно выделить два наиболее сильных относительно других, предпочтения политического развития Украины, высказанных рес­пондентами. Первое — это ориентация на статус самостоятельного государства, связанного прежде всего со странами СНГ. В пользу этого варианта высказалось более трети респондентов. Наиболь­шую поддержку он получил у лиц со средним и высшим образовани­ем, у предпринимателей, специалистов технического профиля, ра­бочих и учащихся. Можно предположить, что поддержка этого ва­рианта объясняется тем, что он ближе всего по смыслу к ситуации воссоздания СССР.

Второе — это ориентация на объединение с Россией. Это лишь подтверждает сказанное выше: если уж не воссоздание Союза, то хо­тя бы объединение с Россией. В пользу этого варианта высказалось более четверти опрощенных. Наибольшую поддержку этот вариант получил у руководителей и квалифицированных рабочих. Однако, несмотря на частные предпочтения, около 70 % респондентов выска­залось в пользу самостоятельности Украины, как государства, иными словами в пользу независимости.

Не очень отличаются от приведенных выше установок, ориента­ции респондентов на будущее Харьковской области. Почти такая же их доля, как и в отношении Украины в целом, хотела бы, чтобы об­ласть стала частью России (26,6%). В полтора раза больше сторонни­ков того, чтобы область оставалась частью Украины, но получила больше автономии, больше прав самоуправления (38,4%).

Здесь следует сказать, что в Харьковской, Донецкой и в ряде других областей сильным являлось движение за федерализацию Украины, за предоставление областям статуса самоуправляемых территорий наподобие штатов в США и земель в Германии. Эту идею отстаивали не столько рядовые граждане, сколько руково­дство областей — депутаты областных советов, председатели обл­исполкомов и пр. Они были убеждены в том, что самоуправляю­щиеся территории быстрее достигнут экономического и соци­ального благополучия, ибо центральные власти не смогут зани­маться произвольным перераспределением дохода областей. В этом тезисе, при всех его слабых сторонах, есть рациональное зерно. В подтверждение достаточно привести только один факт. В списке областных центров Украины, ранжированных в сторону уменьшения доли налога на добавленную стоимость, оставляемой правительством в регионе, Харьков в 1994 году находился на 24-м месте с 17% оставляемого налога. Для сравнения можно привести областные центры, которые находились на первых шести местах этого списка: Тернополь — 70% оставляемого в распоряжении об­ласти налога, Ровно — 69%, Ужгород — 62%, Хмельницкий — 58%, Херсон — 57%, Киев — 54%.

Если учесть, что оставляемый в распоряжении области налог рас­ходуется главным образом на развитие социальной инфраструктуры региона и поддержку малообеспеченных слоев населения, то станет совершенно прозрачной протекционистская социальная политика правительства, идущего на поводу у руководства западных областей Украины.

Все это верно. Однако, можно предположить, что усиление авто­номии областей, федерализация государственного устройства Ук­раины послужит, главным образом, расширению власти областного руководства и перераспределению уровней, на которых разграбляет­ся национальное богатство страны, В пользу такого предположения свидетельствуют публикуемые в периодической печати данные о коррумпированности управленческого аппарата государства, начи­ная с районного уровня и до самых высоких сфер. Если исходить из этих соображений, то борьба за автономию есть не что иное, как борьба за место у кормушки.

С другой стороны, правительство и Верховный Совет боялись об­суждать вопрос о федерализации, не без оснований полагая, что она может стать импульсом к возникновению сепаратизма, ослаблению государства и даже к его распаду. Ибо трудно не заметить тяготения западных областей к Европе, а восточных — к России.

Никаких изменений будущего Харьковской области в этом смыс­ле не хотели бы 10% опрошенных, 1% — безразличны и 18% затрудни­лись ответить на вопрос.

Весьма любопытную картину представляет собой возрастная ха­рактеристика двух групп респондентов: высказавшихся за присое­динение области к России и желающих, чтобы область осталась ча­стью Украины, но получила больше прав самоуправления. В эти две группы вошли в целом две трети опрошенных. Примечательно, что в возрастных группах 36-50 лет больше всего респондентов высказа­лось за присоединение области к России. А среди всех сторонников такого пути респонденты указанных возрастных групп составляют почти 52%.

С другой стороны, за оставление Харьковской области в составе Украины высказывается большая доля людей младших возрастных групп, Среди всех сторонников этого выбора респонденты до 40 лет составляют 76%. Можно думать, что молодые люди видят для себя больше перспектив в независимой Украине, чем в стране, находя­щейся в положении полуколониальной окраины.

Однако политическое развитие — это одно, а вопрос экономиче­ского сотрудничества независимой Украины и России актуален для всех русских. В пользу общего рынка с Россией высказалось 53% оп­рошенных, в пользу открытой границы (без таможен) — 23%. Часть респондентов являлись сторонниками общей валюты (4%), общих экономических законов и правил (9%). Таким образом, 89% опро­шенных самым определенным образом высказались за экономиче­скую интеграцию двух стран. Лишь 3% считает, что у России и Украи­ны все должно быть отдельно, 5% затруднились ответить на этот во­прос и 3% внесли ряд предложений по совершенствованию эконо­мического сотрудничества двух стран.

6.3. Личные планы и потенциальная миграция русских

Известно, что сокращение рабочих мест, ухудшение состояния социальной сферы, снижение жизненного уровня и ухудшение морального климата, особенно всплески национализма всегда слу­жили выталкивающими факторами людей с обжитых мест. Уже в конце 80-х г. в бывшем СССР в связи с резким обострением межна­циональных отношений вынужденная миграция приняла широкие масштабы. Отмечая, что проблема беженцев коснулась 8 союзных республик и более половины регионов РСФСР, группа московских социологов в публикации 1991 г. сообщала, что «в результате вынуж­денной миграции вне мест постоянного проживания находятся: в Армении — 249,3 тыс. человек, в Азербайджанской ССР — 210,8 тыс. человек, в РСФСР — 117,2 тыс. человек, в других республиках 22,9 тыс. человек» [8, с.7].

Беженцев-русских из Украины в России нет. Обстановка в Украи­не никогда не накалялась до такого состояния, чтобы люди одной из национальных групп вынуждены были бросать все и искать спасе­ния за рубежом. Более того, исследователи отмечали, что в 1990-1992 гг. у России с Украиной было отрицательное миграционное сальдо, которое составило свыше 130 тыс. человек [9, с.96]. Исследовавшая этот процесс Л.Макарова писала: «Особенно парадоксальная ситуация сложилась в 1990 г., когда «вторжение» русских в украинские пре­делы по своему размаху не только превзошло показатель общего от­рицательного сальдо в обмене с Украиной, но и оказалось встречным потоком для украинцев, мигрировавших в Россию еще в большем объеме» [9, с.98].

На вопрос «Думаете ли вы о возможном выезде из Украины?» 55% респондентов ответили однозначно: «Совершенно не думаю». К 37% приходят иногда такие мысли, и лишь 8% ответили, что думают очень часто.

Таким образом, 45% опрошенных часто или редко, но все же дума­ют о возможности выезда из Украины. В общем массиве ответивших на этот вопрос 45% составляют 176 человек. Дальнейший расчет идет именно к этой базе, которая принимается за 100%.

Что же заставляло их думать об отъезде? Парадоксальность ситуа­ции состоит в том, что национальные причины имеются только у 8% из них. Они дают 3 вида ответов:

  • ухудшение межнациональных отношений в Украине — 2%,
  • принятие законов, ущемляющих права русских — 4%,
  • ущемление национального достоинства русских — 2%.

82% думающих о возможности выезда из Украины выдвигают разного рода экономические причины. В том числе: неустойчивое экономическое положение — 55%, опасность безработицы — 7%, рост цен — 11%, невозможность решить жилищную проблему — 9%. Остальные 10% аргументируют появление мыслей об отъезде при­чинами, которые трудно принять всерьез: распад СССР и образова­ние независимых национальных государств — 7% (возникает вопрос: эти люди могли жить в Украине только воспринимая ее как россий­скую колонию?); невозможность продолжать образование свое и де­тей — 2% (непонятная причина: русских в вузы и другие учебные заве­дения принимают без ограничений, — ведь не евреи! Но и тех стали принимать без ограничений с тех пор, как прекратилось управление образованием из ЦК КПСС); угроза физической расправы, террор — 1% (это 2 человека. Мы не знаем почему они боятся физической рас­правы, но если видят здесь национальный мотив, то они просто пси­хически нездоровы).

Подводя итоги сказанному можно сделать вывод, что националь­ные причины не являются серьезным фактором, стимулирующим вынужденную миграцию из Украины основной массы думающих об этом респондентов. Не это, а экономическая деградация являлась ос­новной движущей силой. Россия уже прошла тот путь, у начала кото­рого находилась Украина. Стабилизация и рост экономики там нач­нутся быстрее, следовательно, и уровень жизни будет повышаться. Но видимо не у всех Многие это понимают. Этим, видимо, и объясня­ется тот осторожный прогноз, который дают респонденты на бли­жайшие годы (см. табл. 11).

Как поведут себя русские, живущие в Украине, в ближайшие годы (%)

Таблица 11

Линия поведения %
1. Большинство постарается уехать из Украины 3
2. Большинство останется, но будет активно бороться за свои права3. Большинство останется и постарается приспособиться 7
к сложившемуся положению 33
4. Трудно сказать, все будет зависеть от обстоятельств 47
5. Затрудняюсь ответить 10

На наш взгляд, ответы на этот вопрос, как нельзя лучше харак­теризуют социально-психологическую структуру не только рус­ской диаспоры в Украине, и не только русских вообще, но и укра­инцев, и евреев, и всех, кто был рожден на одной шестой части Земного шара. Это жизненная позиция «совка». Ведь именно по этой структуре можно типологизировать современное поведе­ние бывшего советского народа: самая малость уезжает, чуть больше, но мизерная часть борется за свои права, треть приспо­собилась к сложившемуся положению, около половины ждет прояснения обстоятельств, и десятая часть пребывает в счастли­вом неведении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Летом 1995 года в Урбане (США) состоялась очередная ежегодная конференция украинистов. В числе обсуждаемых вопросов бы­ла и роль национальных меньшинств в государственном строитель­стве Украины. Естественно, что участие в этом форуме приняли пред­ставители научной и литературной элиты из Украины. Один из таких участников — писатель Николай Рябчук — в своем докладе обосновал мысль о том, что истинным национальным меньшинством в Украине сегодня являются сами украинцы, и государство должно их охранять и поддерживать, в частности, украинскую прессу и вообще культуру, чего оно не делает.

Другая докладчица — профессор Раиса Иванченко, — известный в Украине историк и культуролог — собрала и обнародовала многочис­ленные выступления русских деятелей, стоящих на различных поли­тических позициях, в том числе и т.н. демократов. Выступления эти но­сили явный антиукраинский характер и раздавались не только в Рос­сии, но и в Украине, где по мнению Р.Иванченко, россияне представля­ют собой «пятую колонну». Из доклада вытекало, что Россия осуществ­ляла на Украину не только экономическое (об этом речь пойдет ниже), но прежде всего информационно-идеологическое давление, с кото­рым государство должно бороться. Еще один доклад, на котором име­ет смысл здесь остановиться, сделал представитель Украинской Акаде­мии Наук Юрий Шаповал. Он говорил об украинско-российских поли­тических отношениях в исторической перспективе, где в будущем он не исключает возможности вооруженного конфликта.

В одном из докладов прозвучало, что интерпретировать проблему русских на территории Украины невозможно, без учета «планов грозного северного соседа». И пока там не победит истинно демокра­тический строй, Украина не сможет спокойно строить свою государ­ственность.

В 1991 г. Ельцин, Кравчук и Шушкевич посчитали невозможным сохранять далее Советский Союз и денонсировали договор о его соз­дании от 1922 г. К чему это привело не является секретом. К настоя­щему времени ситуация меняется. Белоруссия уже практически готова к воссозданию Союза под эгидой России. К этому ее подводит «от­сутствие длительной и прочной традиции белорусской государст­венности; многовековой маргинальный характер политического са­моопределения белорусов (в белорусско-литовской, польской и российской государственности); превращение бывшей БССР в «сбороч­ный цех» союзного хозяйственного комплекса и место рекордной концентрации ядерной мощи; давняя и глубокая русификация бело­русского этноса» (10, с.139-140).

Для Украины подобный путь невозможен, хотя многие приведен­ные выше характеристики применимы и к ней. Правительство, кото­рое подпишет документ о вступлении в какую-либо федерацию — об­речено. Это понимают все не только в Украине, но и в России. Поэто­му закончить мысль хотелось бы напоминанием о том, что будущее русского этноса в Украине и русско-украинских национальных от­ношений зависит не только от «планов грозного северного соседа», но и от доброй воли властей Украины. Народы друг с другом не вою­ют, воюют правительства.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Населення України 1992. Демографічний щорічник. Київ, 1993.
  2. Неймер Ю. Л. Работающие женщины (социальный портрет груп­пы). // Настоящее издание.
  3. Неймер Ю. Стоит ли жениться импотенту? // «Новое русское слово», 29-30 октября 1995 г. Нью-Йорк
  4. Віленська Е., Поклад В. Національно-культурні орієнтації меш­канців Луганської області // «Філософська і соціологічна думка», 1993, №4.
  5. Терлюк І. Етнічні процеси та їх вплив на чисельність російського населения західних областей України // «Генеза, філософія, історія, політологія», 1994, №1-
  6. Хмелько В. Третий год независимости: что показали вторые прези­дентские выборы // «Современное общество», Харьков, 1994.
  7. Скворцова Л.Ю. Русские Молдовы: аспекты истории и современная этнополитическая ситуация //»Материалы Международной научно-прак­тической конференции «Русские Молдовы: история, язык, культура». Киши­нев, 26-27 октября 1994 г.
  8. Червяков В. Шапиро В., Шереги Ф. Межнациональные конфлик­ты и проблемы беженцев. Часть М., 1991.
  9. Макарова Л.В. Россия и новое зарубежье: миграционный обмен // «Социологические исследования», 1995, № 3.
  10. Левят ИЛ Русские в Беларуси: дома или в гостях? // «Социологиче­ские исследования», 1994, №8-9

Из книги: Ю.Л.Неймер «Из стабильности в кризис», стр.392-438

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s