Русские в независимой Украине: социальное самочувствие и перспективы / Часть 1

ВВЕДЕНИЕ

Развал СССР и возникновение на его обломках ряда независимых государств имели многочисленные последствия как локального, так и глобального характера. Одним из таких последствий было из­менение статуса русского населения в бывших союзных республи­ках, а ныне — суверенных государствах так называемого “ближнего зарубежья”. Статус “старшего брата” трансформировался в незавид­ное положение национального меньшинства в ситуации экономиче­ской и политической нестабильности.

Если не кривить душой, то нужно признать, что определенная на­пряженность в межэтнических отношениях в царской России, а за­тем и в Советском Союзе, существовала всегда. Некоторые авторы считают, что это неизбежно в стране, где совместно проживают свы­ше 150 этносов. Такое объяснение представляется упрощенным. Оно очень удобно для тех, кто хотел бы оправдать злонамеренную нацио­нальную политику властей. Конечно, нельзя исключить возможно­стей возникновения национальных антагонизмов между отдельны­ми представителями разных национальностей и их достаточно боль­шими группами. Они появляются на основе религиозных и культур­ных различий национальных общностей, стимулируются различия­ми в материальном уровне жизни. Эти антагонизмы могут усиливать­ся или ослабляться в зависимости от таких изменений экономиче­ского, политического и социального положения различных социаль­ных групп, при которых начинаются поиски виноватых. Но нельзя не видеть, что в дореволюционной России, а особенно в Советском Союзе обострение отношений между разными нациями инспириро­валось властями. Играя на традиционно существовавших межэтниче­ских противоречиях, идеологический аппарат коммунистической пар­тии делал врагами советского народа то одну, то другую нацию и ставил ее в соответствующее положение. Так было с крымскими татарами, че­ченцами, ингушами и черкесами, калмыками, евреями и т.д.

Недоверие властей проявлялось и в отношении крупных этносов, имеющих в рамках Союза свои территории. Руководящие кад­ры национальных республик назначались или, по крайней мере, согласовывались Москвой. Вторыми секретарями республикан­ских Центральных Комитетов компартии всегда и обязательно из­бирались (а фактически — назначались) русские люди. Иногда, как это, например, неоднократно бывало в Украине и Казахстане, рус­ские люди направлялись из Москвы на должности первых секрета­рей ЦК компартий республик (Хрущев и Мельников в Украине, Брежнев и Колбин в Казахстане). Официально не признаваемые межэтнические противоречия накапливались подспудно, искали выход и выплескивались ненавистью и злобой на улицы городов, как это было уже в конце 80-х — начале 90-х годов в Алма-Ате (по­сле назначения первым секретарем ЦК компартии Казахстана Колбина), в Сумгаите и Баку (Азербайджан), в Карабахе (Армения), в Приднестровье и пр.

Рост межнациональной напряженности стал особенно заметен после ликвидации СССР. И хотя Россия в лице Ельцина была одним из инициаторов Беловежского соглашения, одновременно с его под­писанием возникла проблема статуса русских в ближнем зарубежье. Беспокойство по этому поводу неоднократно выражали руководите­ли России, ее Верховный Совет, а затем Дума и органы печати.

Разумеется, напряженность межнациональных отношений и по­ложение русских в разных республиках бывшего СССР неодинаково. В Литве, например с самого начала в отношении русских и других нелитовцев проводилась достаточно взвешенная политика. Здесь смогли обойти острые дискриминационные углы. Не было прямой, дискриминации русского населения в Грузии и Армении. В то же время в Латвии закон о гражданстве носит дискриминационный ха­рактер в отношении русскоязычного населения, а это более трети постоянных жителей республики. Русские, родившиеся в Латвии, а также попавшие сюда смолоду, но прожившие здесь всю сознатель­ную жизнь, не имеют права на долю государственной собственности, созданной при их активном участии. Неграждане ограничены в со­циальных правах, не могут купить жилье, свободно выехать из стра­ны и возвратиться обратно.

Тем не менее из Латвии пока нет массовой эмиграции русскоя­зычного населения.

Первые русские беженцы появились в России из Азербайджана и Таджикистана, где в отношении русскоязычного населения применя­лось насилие — вплоть до резни.

В Украине с 50-х гг. прошлого века не было вспышек межнацио­нального насилия. Однако по мере ослабления карательных функ­ций режима и роста национального самосознания украинцев (осо­бенно в западных районах страны) в печати, на митингах, заседани­ях Верховной Рады все чаще звучали антироссийские настроения. Националистическое правительство Л.Кравчука в популярном стиле разъяснило украинскому народу, особенно той его части, которая на­селяет западные области страны, что Россия ведет активную дискри­минационную политику по отношению к Украине с целью ослабить ее и снова присоединить к себе. Были сделаны попытки целенаправ­ленного формирования образа врага независимой Украины в лице России, с тем чтобы легче было объяснить причины прогрессирую­щего паралича украинской экономики и катастрофического сниже­ния уровня жизни народа. Попытки эти удались лишь частично и, главным образом, пока только в западных районах страны. В восточ­ных и южных районах, где преобладают русскоязычные украинцы и русские, они успеха не имели. Пока.

В то же время было бы совершенно неверным думать, что попыт­ки осложнить отношения Украины с Россией, а также обострить на­пряженность между живущими в Украине русскими и украинцами, предпринимались и предпринимаются только украинскими нацио­налистами. Аналогичные действия время от времени наблюдаются и в России.

Тем не менее, проведенные нами настоящее и ряд более ранних исследований свидетельствуют о том, что в большинстве своем про­стые люди на указанные провокации не поддались. Об этом говорят не только результаты президентских выборов, на которых избирате­ли отдали предпочтение русскоязычному Кучме, а не пособнику на­ционалистов Кравчуку. Сам факт спокойствия в национальных отно­шениях русских и украинцев основывается на том, что люди понима­ют общность своих судеб. Политики приходят и уходят, а представи­телям разных национальностей нужно жить вместе.

После декабря 1991 г., с превращением республик бывшего СССР в независимые государства, более 11 миллионов русских, живущих в Украине, оказались отделены от основного массива своей нации, а часто от своих родственников и друзей, причем отделены не только государственными границами с такими их аксессуарами как тамож­ни, но и разными валютами, законами и ценами. Как же себя чувству­ют русские, проживающие в сегодняшней Украине, в положении на­ционального меньшинства? Об этом пойдет разговор ниже.

  1. ХАРАКТЕРИСТИКА ВЫБОРОЧНОЙ СОВОКУПНОСТИ

По переписи 1989 г. численность русских в Украине составляла 11,4 млн. человек или 22,1% населения страны. В то же время эта численность была равна почти 45% русского населения, прожи­вающего вне России. Речь здесь идет, разумеется, об этнических рус­ских. Из них почти 10 млн. человек жили в городах и составляли 29% городского населения. Однако кроме них в Украине в 1989 году про­живало почти 5,5 млн. русскоязычных представителей 49 нацио­нальностей (украинцев, евреев, белорусов, молдаван, болгар и др.), которые были воспитаны в русской культуре и считали русский язык своим родным языком. Таким образом, в Украине в целом почти 17 млн. русскоязычных жителей — около трети населения страны (По­считано по: [1, с.54-551]).

Национальный состав населения Харьковской области приведен в табл.1. Эти данные к моменту исследования имели шестилетнюю давность и наверняка изменились в ту или иную сторону. Достаточ­но сказать, что за 10 лет, разделяющие две предыдущие переписи на­селения СССР с 1979 по 1989 гг. доля украинцев в населении Украи­ны уменьшилась с 73,6% до 72,7% (по Харьковской области — с 64,2% до 62,8%), доля русских, напротив, возросла по Украине с 21,1% до 22,1% (по Харьковской области — с 31,6% до 33,2%). За этот же пери­од, кстати, более, чем на 150 тыс.человек (или на 0,4%) уменьшилась численность третьей по количественному показателю в Украине тех лет национальной группы — евреев, более 91% которых принадлежит к русскоязычному населению страны. По Харьковской области это сокращение численности и доли евреев в населении соответственно составили более 15 тыс. человек или 0,6%. Тем не менее, несмотря на определенную недостоверность указанных данных вследствие их предполагаемого изменения во времени, приходится оперировать ими, т.к. более “свежей” информации украинские органы статистики нам пока не дают.

Следует заметить, что статистика населения Украины после 1989 года вообще носит ущербный характер. Даже по сравнению с конъ­юнктурной статистикой бывшего СССР продукция Министерства статистики Украины, особенно та ее часть, которая касается населе­ния и социального развития, поражает не только ограниченностью разрабатываемых показателей, но и изобилием ошибок в публикуе­мых таблицах.

Говоря о бедности набора показателей, разрабатываемых Минстатом Украины по статистике населения страны, нельзя не выразить сожаления по поводу отсутствия данных, характеризующих отдель­ные национальные группы по полу, возрасту, образованию и другим социальным параметрам. Эти показатели в перерывах между перепи­сями разрабатываются в Украине только в отношении населения, за­нятого в различных областях народного хозяйства без всякой связи с национальностью работников.

Таблица 1

Национальный состав населения Харьковской области
и отношение русскому языку*
Национальные группы Общая численность(чел.) В % ко всему населению Из общей численности группы считают родным русский язык
Все население 3 156 691 100
украинцы 1 992976 63,1 19,0
русские 1 054 207 33,4 98,8
белорусы 22 898 0,7 61,8
евреи 48921 1.6 91,1
Другие национальности 37 689 1,2 41,0

*Данные переписи 1989 г. Посчитано по: [1, c.61].

Из сказанного выше ясно почему мы вынуждены были соотносить характеристики выборочной совокупности с показателями населе­ния в целом. Однако проведенный в этом направлении анализ имею­щегося статистического материала и данных, полученных в про­шлых наших исследованиях, позволяет считать выборку репрезента­тивной в отношении русского населения Харькове по полу, образо­ванию и сфере занятости. В целом же выборочная совокупность оп­рошенных характеризуется следующим образом.

Выборка формировалась по 9 районам города Харькова. В каж­дом районе был выделен один ЖЭК. Из домовых книг ЖЕКов случай­ным образом были отобраны по 50 человек русских по националь­ности, женщин и мужчин в заданном соотношении. Из 450 отобран­ных удалось опросить 400 человек, начиная с 18-летнего возраста, в том числе 46% мужчин (по Украине в целом в конце 1993, г. мужчин было 46,5%, по Харьковской области — 46,0). Следует заметить, что 57% респондентов всю жизнь прожили в Украине, 15% — более 20 лет, 14% — от 10 до 20 лет, 9% — от 5 до 10 лет и только 5% прожили здесь менее 5 лет. Среди этих последних большинство — кадровые офице­ры Советской Армии, вышедшие в отставку и решившие поселиться в Харькове, где у них был кто-то из родственников.

Опрос проходил в сентябре 1995 г. по субботам и воскресеньям на квартирах респондентов по адресам, полученным в ЖЭКах.

Уровень жизни респондентов и остального населения, его изме­нение во времени можно проследить по табл. 2, в которой сопостав­лены данные, полученные в трех исследованиях, проведенных од­ним и тем же научным коллективом Центра «Информсоциология» под руководством автора. Первое из них — исследование уровня жиз­ни харьковчан (декабрь 1989 г., выборка 2500 человек), второе — изу­чение жизненной ситуации женщин, работающих в разных отрас­лях народного хозяйства Харькова (март 1994 г., выборка 1000 чело­век третье исследование — описываемое в настоящей статье (сен­тябрь 1995 г., выборка 400 человек).

Вопрос об уровне жизни семей в одной и той же формулировке задавался респондентам, включенным в выборку, представлявшую население одного и того же города. Выборка 1989 года была репре­зентативна по полу, возрасту и социальным группам, выборка 1994 года адекватно представляла женщин Харькова по возрасту, образо­ванию и сфере занятости, наконец, харьковчане русской националь­ности, отобранные в выборку 1995 гола репрезентировали населе­ние Харькова по полу и образованию. Мы считаем, что первые две выборки с высокой степенью вероятности отражают уровень жизни населения города и убедительно показывают, что за 5 лет — с 1989 по 1994 год — он существенно снизился. Третья выборка, в которую во­шли представители русской национальности, показывает более вы­сокий по отношению к первым двум, хотя и далеко не цивилизован­ный уровень жизни.

Изменение уровня жизни харьковчан (%)

Таблица 2

Характеристика уровня жизни (вопрос анкеты) Интерпретация Время и объект исследования
уровня жизни 1989 харьковчане 1994 женщины 1995 русские
1. Живем от зарплаты до зарплаты, часто приходится занимать деньги на самое необходимое Крайне низкий 21,8 57,7 34,6
2. На ежедневные расходы нам хватает, но покупка одежды представляет трудности: мы должны брать в долг или специально откладывать Низкий 44,8 33,0 37,2
3. В основном денег хватает. Мы можем кое-что откладывать. Но при покупке дорогих товаров (холодильник, телевизор и пр.) наших сбережений недостаточно и приходится брать в долг Средний 26,7 7,9 18,7
4. Покупка товаров длительного пользования не вызывает у нас затруднений. Однако покупка машины или дорогостоящий отпуск нам недоступны Выше среднего 5,5 1,4 9,5
5. Мы можем ни в чем себе не отказывать Высокий 1,2 0,2 0

Как видно из табл. 2, “крайне низкий” и “низкий” уровень жизни в 1989 году был у 66,6% харьковчан. Живущие в таких же семьях жен­щины в 1994 году такой уровень жизни отмечают уже в 90,7% случаев. Соответствующий показатель в русских семьях Харькова в 1995 году в 1,3 раза меньше — 71,8%.

Аналогичную картину можно увидеть в относительно зажиточ­ных группах населения. “Высокий” и” выше среднего” уровень жизни показывали 6,7% опрошенных харьковчан, в 1994 году — уже 1,6% оп­рошенных женщин. В русских семьях 1995 года “высокий уровень” жизни не отмечается совсем, но уровень “выше среднего” почти у де­вятой части семей.

Объяснение этого явления не входило в нашу задачу. Однако можно предположить, что русские быстрее приспособились к новым формам хозяйствования, и это не замедлило сказаться на уровне их жизни.

Из книги: Ю.Л.Неймер «Из стабильности в кризис», стр.392-438

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s